Rambler's Top100 Таганрогская Мастерская Гештальта

Генеральный партнёр - Санкт-Петербургский Институт Гештальта

навигация




Rambler's Top100



Р. Резник. Яд В Курином Бульоне

Из книги: Хрестоматия по гуманистической психотерапии / Сост. М. Папуша. М., 1995. С. 255-262.

В каждом из нас есть глубины тишины, спокойствия
и мудрости, скрытые под беспокойными страстями
и желаниями, под страхами, тревогой и иллюзиями...
Маджумбар, 1964.

Чтобы приготовить бульон из цыпленка, нужно убить цыпленка. Хотя для цыпленка это и не лучший способ самоактуализации, но зато жертва делает его полезным. Долить воды, положить лук, зелень, специи, - и вы получаете нечто, готовое для оказания "необходимой помощи". Накормить куриным бульоном - это ли не "помощь" другому, это ли не способ что-то для него сделать, чтобы он лучше себя почувствовал?

Нечто шарообразное, губчатое - вроде бессознательного, не правда ли? На девять десятых погружено в жидкость. Пока незадачливый гурман распробует блюдо, суп вокруг подводного шара остывает, и, как умирающая субмарина, он выбрасывает из себя пленку жира. ВНИМАНИЕ: куриный бульон может быть столь же смертелен для реципиента, как для пожертвовавшего собой цыпленка. Но есть противоядие от того, чтобы закружиться с отрезанной головой (примеч 1.).

Многие психотерапевты считают себя профессиональными "помощниками" и устанавливают "отношения, несущие помощь". Осторожно! Такие люди опасны! Если "помощь" удается, она убивает человеческое в пациентах, препятствуя их развитию. Она тем более коварна, что как правило эти терапевты- хотят противоположного. Они хотят для пациента роста, жизни, бытия, - и лишают его всего этого своей "помощью". Различие между действительной поддержкой и "помощью" вполне ясно: делая для другого то, что он может сделать для себя сам, мы гарантируем, что он никогда не узнает о возможности стоять на собственных ногах.

Трудность в том, чтобы решить, способен ли человек сам сделать для себя нечто или быть собой. Это зависит от ваших представлений о людях и, возможно, от вашей собственной потребности быть "полезным" и "оказывать помощь". Если вы попались на удочку и думаете, что человек так беспомощен и немощен, как притворяется, - вы будете "помогать".

Одна из основных целей гештальттерапии - научить человека опираться на себя, а не на окружающих. В этой связи Перлз говорит о терапевтическом "тупике". Обычно люди в таком состоянии переживают смятение, беспомощность и пустоту. Их привычные попытки вымогать поддержку окружающих, плача, требуя и умоляя, притворяясь слепо-немыми и глухо-ничего-не-понимающими или душевнобольными, - не работают. Если терапевт (или кто-нибудь еще) поддается манипуляции, стараясь оказать "помощь" - он успешно сохраняет инфантильность клиента. Чтобы начать внутренний рост пациент должен сам проделать "грязную работу". В поэтическом настроении Перлз говорил, что суть гештальттерапии в том, чтобы посредством фрустрации дать пациенту возможность обнаружить, что он сам может "пришпорить своего осла".

Перлз иллюстрирует эту мысль следующими рассуждением. Зародыш в утробе целиком зависит от поддержки среды: питание, тепло и кислород обеспечиваются матерью. При рождении ребенок 'попадает в первый "тупик": либо он воспользуется возможностью самостоятельно дышать, либо умрет. Развиваясь, новорожденный учится со все большим успехом ползать на своих четырех. Стоять он сначала не умеет. Через некоторое время - если ему не мешают - он встает автоматически. Но попробуйте носить ребенка все время на руках, и он никогда уже не сможет стоять на своих ногах. В западной культуре матери стараются "помогать", поэтому их дети научаются ходить в среднем на год позже, чем в некоторых других культурах, где детям разрешается экспериментировать, ошибаться, расти - то есть быть.

Дети, которые получают требуемое от других посредством крика, не начинают учиться говорить. Пока кто-то им "помогает", т. е. берет на себя ответственность за сообщение их потребностей миру, речь им не нужна. Но в обычном случае ребенок, который поначалу кричит и плачет, должен научиться говорить - или умереть.

Никто не может обойтись без внешней помощи, и мне нелегко представить себе человека, который захотел бы этого. Но есть большая разница между тем, чтобы получить от окружающих то, чего я не могу сделать для себя сам, и тем, чтобы заставить их делать то, что я и сам могу сделать. Большинство из нас в той или иной степени подвержено иллюзии " я не могу ". Как правило это значит "мне не хочется". Мне не хочется рисковать. Просить окружающих о помощи и поддержке, когда я могу обойтись своими силами - это тоже риск. Принять на себя ответственность за просьбу о помощи - это не то, что манипулировать другими, заставляя их поверить, что я "не могу сделать чего-то сам. Но даже манипуляция может быть проявлением самостоятельности, если я сознаю, что манипулирую: в таком случае у меня есть выбор, я могу поступить так - или иначе. Я остаюсь собой, я жертвую своей автономией лишь в той мере, в какой сам этого хочу.

Люди, которые приходят на терапию, хотят чего-то. Часто они хотят "помощи"; они хотят от терапии, чтобы она изменила последствия их поведения, без необходимости менять само поведение. Они говорят, что, поев острой пищи, испытывают изжогу. "Не можете ли вы что-нибудь сделать с этой изжогой, - говорят они, - ведь я уверен, что не могу отказаться от острой пищи. Избавьте меня от изжоги, или по крайней мере помогите мне выяснить, почему, стоит мне поесть острого, у меня начинается изжога". - Они находятся под властью иллюзии, что единственный способ изменить то, что они делают, - это выяснить, почему они это делают.

Отговорки различны. "Бессознательное" хотя и начинает терять популярность, все же собирает наибольший урожай. Всегда в ходу родители, а также мужья, жены, социальные и экономические системы, мировая ситуация и, наконец, "человек супа". До тех пор, пока они перекладывают ответственность за свое поведение на кого-то или на что-то другое, они остаются бессильными. Точнее говоря, они отдают свою человеческую автономию, свою способность действовать другому человеку, или понятию. Их скрытое требование к терапии таково : "Попробуйте-ка с этим справиться!" Терапевта, если он не заметит или согласится, натравливают на "поток бессознательного" или что-нибудь в этом роде, а манипулирующий таким образом пациент в это время облизывается на куриный бульон. Попробуйте не подать суп вовремя; если "помощь" не подоспела, а пациент еще не обнаружил своей способности варить суп самостоятельно, он оказывается в "тупике". Если терапевт успешно фрустрирует попытки пациента им манипулировать, то этот тупик может быть чреват развитием. Если же терапевт полон желания "помочь", он укрепляет пациента в его ощущении -собственной беспомощности: остывший суп покрывается пленкой ядовитого жира.

Даже если пациенту удается прорваться сквозь собственные сети, как часто случается в encounter-группах, сензитив-группах, нуд-группах, нарко-группах, марафонах и пр., он обычно сталкивается с большими трудностями в том, чтобы использовать это в своей повседневной жизни, поскольку свою "свободу быть" он получил от ситуации, от группы, от лидера, от наркотиков или от усталости, Куриный бульон имеет много разновидностей (примеч. 2).

Наиболее распространенный способ избегать стояния на собственных ногах - поиск причин. Симкин называет это словами песенки "Почему же карусель все кружится" (надеюсь, вы все помните мотив). Пациент вспрыгивает на диск и разыгрывает все тридцать два такта "Ну почему, почему, почему?" Найдя причину, он спрыгивает и обнаруживает, что ничего не изменилось. Он снова влезает на свою деревянную лошадку, старается попасть своим "почему" в медное колечко, тратит еще больше времени, усилий и денег, так что на сей раз его "причины" достигают статуса "инсайта". Слезая с лошадки и держа медное колечко в руке, он опять обнаруживает, что ничего не изменилось. Есть люди, которые проводят на этой терапевтической карусели пять, десять, двадцать лет. Многие, сойдя с аттракциона, поют уже другую песенку, начало которой звучит примерно так: "Ну вот, теперь я знаю, почему я так несчастна". Если им позволить, они с удовольствием будут выкладывать свои инсайты бесконечно. Как будто цель терапии - выяснить "почему". Я считаю, что цель терапии - изменить поведение или переживания, или и то и другое. Поведение уже вызвано чем-то; знание причин не имеет ничего общего с изменением.

Терапевты часто "помогают" пациентам уйти от самостоятельности, внешне отрицая, что у них (терапевтов) есть проекты и ответы, которых пациенты просят (сами терапевты в это, конечно, не верят). Терапевт "помогает" пациенту разбираться в содержании его проблем, манипулируя им таким образом, чтобы тот наконец обнаружил для себя то, что терапевт знал с самого начала. Даже если согласиться, что терапевт более подготовлен к принятию решений, чем пациент (для меня это сомнительно), то после такой "помощи" пациент окажется в худшем положении, чем до терапии: если ему это "помогло", то тем хуже для него. Слова песенки, которую поют его проблемы, меняются с течением месяцев и лет, но мелодия тянется все та же. Процесс, - то есть поведение, посредством которого он не дает себе жить более полно, - продолжается, пока он возится с "содержанием проблемы", не обращая внимания на сам процесс. Он обвиняет родителей, что они сделали его слабым и неуверенным в себе; но беда в том, что при этом он перекладывает на них ответственность за то, что ОН сейчас ведет себя определенным образом. Почему он так делает - неважно для изменения, и выяснение этого "почему" гарантирует, что все останется на своих местах: конечно же, он "слаб и неуверен в себе". Только когда он начнет сознавать, что это ОН о6виняет родителей в том, что он сейчас таков, каков он есть, у него появится шанс развиваться. Когда он обнаружит свою "ответственность" (то есть способность отвечать), он окажется в мире возможностей, выбора и свободы. Пока он обвиняет других, он остается бессильным.

Приготовление куриного бульона - древнее, тонкое искусство, со множеством вариаций. Впрочем, одно остается неизменным: чтобы приготовить суп из цыпленка, надо убить цыпленка.

    Примечания
  1. (переводчика М. Папуша): Эта замечательно "расфокусированная" метафора (кому "помогает" цыпленок? кто ест бульон? и кому, наконец, отрезали голову, чтобы получился симкинский мячик, плавающий в собственном бульоне-среде, отвергая злокозненное "бессознательное"?) основана, среди прочего, на игре слов: to help oneself - подкрепиться, то есть поесть, наряду с более обычным to help - помочь. [вернуться]
  2. (автора). Я никоим образом не хочу сказать что-либо плохое по поводу различного рода групп. Я полагаю, что они играют крине важную роль в обеспечении человеческого развития, поскольку дают почувствовать возможности. Но этого недостаточно, это только начало, дальнейшая работа состоит в том, чтобы обнаружить, каким образом (только не "почему"!) человек не дает себе пользоваться возможностями. [вернуться]
Copyright © 2001-2010 Таганрогская Мастерская Гештальта   Design © 2001 Ginger